Кардиомагнил при химиотерапии

Самарский областной клинический онкологический диспансер, Самара

Побочные реакции на введение лекарственных средств занимают весьма значимое место в структуре заболеваемости и смертности.

В США ежегодно осложнения лекарственной терапии развиваются более чем у 1 миллиона госпитализированных больных и являются причиной смерти около 180 тыс. человек [1]. Экономические расходы, связанные с заболеваемостью и смертностью, обусловленными лекарственной терапией, составляют в США $136-177,4 млрд. в год [2, 3]. Осложнения лекарственной терапии наиболее часто регистрируют при применении антибиотиков, противоопухолевых средств, антикоагулянтов и анальгетиков, что связано не только с их потенциальной токсичностью, но и с широким использованием в медицинской практике. Антибиотики и противоопухолевые химиотерапевтические средства вызывают примерно 30% всех побочных реакций, антикоагулянты и сердечнососудистые препараты – 20% [1].

Большинство онкологов связывают развитие кардиотоксичности с антрациклинами, но данный вид токсичности может быть вызван целым рядом других цитостатических агентов. Антрациклины (докосрубицин, даунорубицин, эпирубицин) – всесторонне изученная группа противоопухолевых препаратов.

Антрациклины могут вызывать острую и/или позднюю кардиотоксичность, которая получила название адриамициновой кардиотоксичности (АКТ). Острая токсичность проявляется неспецифическими изменениями ЭКГ и различными симптомами, доклинические проявления могут быть диагностированы при гистологическом, биохимическом и ультразвуковом исследованиях.

Поздняя кардиотоксичность кумулятивна, дозозависима и выражается левожелудочковой систолической дисфункцией. Кардиомиопатия проявляется существенным снижением фракции выброса левого желудочка (ФВЛЖ), симптомами застойной сердечной недостаточности (ЗСН), бессимптомным снижением ФВЛЖ ?10% при уровне ФВЛЖ

11 мая с удушьем попала я по скорой в больницу,в пульмонологическое отделение, 22 мая выписали. За 11 дней осмотрели со всех сторон: 2 экг, 2 раза анализы крови (общий, биохимия), по 1 анализу крови на инфаркт, свертываемость и сахар, Холтеровское мониторирование, узи сердца, спирография, кт грудной клетки. Проделали все это, параллельно лечили, и вынесли вердикт — ХОБЛ (обострение), ИБС в сочетании с миокардиодистрофией сложного генеза, экстрасистолия (редкая желудочковая, умеренная предсердная) — все это было и раньше. А вот это новинка — сердечная астма. В ответ на мое робкое блеяние: «А может ли это быть последствием химиотерапии?», прочла на лицах врачей (был консультативный обход — врач+профессор пульмонологии) явное «А фиг его знает» и нерешительное: «Ну. Химиотерапия такая вещь. » Сразу вспомнился Козьма Прутков — «Узкий спеиалист подобен флюсу: полнота его односторонняя». Эти врачи были прекрасными пульмонологами и отчасти кардиологами, но химиотерапия от них далека.
Лежа в больнице, я порыскала по просторам инета, нарыла кое-что, ссылки не дам, слишком много сайтов пересмотрела.
Да, химиотерапия вызывает неполадки с сердцем, в особенности доксирубицин, но и таксаны не отстают, причем проблемы возникают у 65% людей, перенесших химиотерапию (нехиленькая такая цифра), а сроки возникновения проблем вообще убивают — от нескольких месяцев до 30 (. ) лет после последнего курса химиотерапии. Проблемы могут быть разные, но чаще всего страдает левый желудочек. Ну, и т.д., и т.п.
Я в течение всего лечения принимала кардиопротектор (предуктал), может, поэтому относительно легко отделалась. Сейчас к пожизненному применению коронал+предуктал+кардиомагнил добавили еще диувер. И контрольное узи через 3 месяца.
И вот у меня вопрос. Кто-нибудь сталкивался с сердечными проблемами? Как выбирались, что делали?

Поражение цитостатиками сердечно-сосудистой системы очень разнообразно. Они способствуют появлению сердечной недостаточности, и ишемии миокарда, и аритмии. Возможны хроническое и кризовое повышение и снижение артериального давления, перикардиты, отёки и совсем специфическое изменение на ЭКГ интервала QT.

Многие препараты способны вызвать кардиотоксичность и сразу, и после определённой суммарной дозы, накопленной за несколько курсов химиотерапии. Но среди особо «злостных» выделяются антрациклины и таксаны. Другие не менее безобидны, просто не индуцируют такое многообразие патологий, но могут «выступить» очень жёстко и неожиданно.

Играет роль возраст пациента, пол, исходная сопутствующая патология сердца и артериальное давление «по жизни», и предшествующая лучевая терапия на грудную клетку. Предотвратить кардиотоксичность можно только ограничением дозы, что не всегда совпадает с интересами больного, стремящегося к долгой жизни без рака. Поэтому очень важно вовремя выявить неблагоприятные изменения и провести их адекватную коррекцию. Выявляют с помощью ЭКГ и ЭХО КГ, специфическими тестами на тропонины и натрийуретический пептид В-типа, и даже коронароангиографией.

Проблема в одном — пациенты, получающие химиотерапию и имеющие связанные с ней осложнения, не имеют адекватной кардиологической помощи только потому, что кардиологи не знакомы со специфическими особенностями противоопухолевых препаратов, не знают, что ждать при их применении, от чего и когда. По сути дела необходим профессиональный тандем опытного кардиолога и такого же высококвалифицированного химиотерапевта — один из них умеет обнаружить патологию и лечить, другой знает, когда и что искать. Всё это учитывается в лечении онкологических заболеваний в Европейской клинике.

Химиотерапия и тромбы

Давно известно, что ещё до обнаружения злокачественной опухоли желудочно-кишечного тракта некоторые пациенты (преимущественно мужчины) попадают на операционный стол с острыми тромбозами, которые, несмотря на вроде бы абсолютно правильное лечение, непрерывно рецидивируют. И через некоторое время находят рак, а частые тромбозы называют паранеопластическим синдромом Труссо. Но тромбы возникают не только при опухолях ЖКТ, но и при раке яичников, лёгкого и у большинства пациентов с IV стадией заболевания. Больше того, зачастую именно тромбозы становятся причиной прогрессирования опухолевого роста.

Химиотреапия преимущественно проводится внутривенно (струйно или капельно). Львиная доля химиопрепаратов повреждает венозную стенку, вызывая химический ожог при неправильной установке катетера или чрезмерно долгом его нахождении в венозном просвете. Это может стать благодатной почвой для развития тромбов. Налицо и другие факторы риска тромбообразования: возраст старше 40 лет, болезни сердца и сосудов, варикозная болезнь нижних конечностей, хронические инфекции и ожирение.

Если у пациента уже был тромбоз или тромбофлебит при отсутствии всех остальных факторов, он попадает в группу риска развития самого опасного осложнения – тромбоэмболии лёгочной артерии.

Профилактика тромбообразования

Традиционно препараты, препятствующие избыточному свёртыванию крови, назначают кардиологи и гематологи, они же контролируют свёртываемость, но это зачастую не делают районные онкологи. При химиотерапии, между тем, необходима системная профилактическая терапия образования тромбов низкомолекулярными гепаринами под контролем расширенной коагулограммы: за два дня до начала курса, весь курс и 2-3 дня после, а профилактика может проводиться месяцами. Доза подбирается индивидуально, контроль – регулярно.

Если у пациента развилось или было тромбоэмболическое осложнение, то ему месяцами жизненно необходимы низкомолекулярные гепарины с последующим переводом на непрямые антикоагулянты. При противопоказании к использованию лекарств устанавливают кава-фильтр, чтобы предотвратить попадание тромбов в лёгочную артерию. Иначе просто нельзя, это лечение – норма жизни для получающих химиотерапию пациентов с факторами риска смертельного осложнения. И всё это умеют делать наши врачи.

Читайте также
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
Adblock
detector